Авангард как традиция

Сергей БИРЮКОВ | Критика

Авангард как традиция

Немного истории.
Прежде чем говорить о современном состоянии авангарда, необходимо хотя бы в общих чертах обрисовать ситуацию, предваряющую сегодняшнюю.
Исторический авангард формировался в России в то же время, что и в целом в Европе. Был довольно быстрый обмен информацией, шло взаимовлияние авангардных школ. Так продолжалось все 10-20-е годы XX века. Активный обмен идеями существовал между немецким и русским авангардом. Наиболее яркие примеры – группа «Синий всадник», одним из организаторов которой вместе с Францем Марком и Августом Макке был Василий Кандинский, но примыкали также Алексей Явленский, Марианна Веревкина и Давид Бурлюк – »отец русского футуризма». Затем в 20-е годы – сотрудничество немецких художников с русскими – Малевичем, Эль Лисицким, взаимодействие русского футуриста Ильи Зданевича с немецкими французскими дадаистами, родственность русской заумной поэзии и ДАДА.
В 30-е годы ситуация резко изменилась. В частности, в СССР публичная презентация литературного авангарда становится все менее возможной. Хотя это период активной творческой дятельности «второго авангарда» (группа ОБЭРИУ в Ленинграде, Николай Глазков и его группа «небывалистов» в Москве).
Большую свободу публичных действий имели эмигранты, но их действия были достаточно локальными (Давид Бурлюк в США, Илья Зданевич, Сергей Шаршун, Борис Поплавский – во Франции), а в СССР о них почти никто не знал. В Европе уже в конце 40-х годов происходит активизация неоавангарда, причем с явной ориентацией на исторический авангард. Характерно высказывание французского авангардного поэта Анри Шопена по этому поводу: «На нашу долю выпало завершать то, что начал ранний авангард». Тот же Анри Шопен прямо говорит о своей ориентации на дадаизм, он встречается с ветеранами ДАДА и делает записи их чтения. «Венская группа» и конкретпоэты прямо наследуют дадаистам.
В СССР лишь в 50-60-е годы начинаются попытки восстановления авангардных тенденций. Прежде всего это было связано с именем Маяковского. В связи с изданием его собрания сочинений и появлением новых работ о нем постепенно возрождаются имена футуристов – Хлебникова, Бурлюка, Каменского, Крученых… Алексей Крученых был в это время еще жив (он умер в 1968 году), но с начала 30-х годов он не имел возможности выступать и печататься и был известен небольшому кругу людей. В частности, с ним были знакомы поэты, которые использовали авангардные приемы в своем творчестве – Владимир Казаков, Геннадий Айги, Андрей Вознесенский, Виктор Соснора. В Ленинграде жил поэт Игорь Бахтерев, который в 20-е годы входил в авангардную группу ОБЕРИУ (Даниил Хармс, Александр Введенский, Николай Заболоцкий). Бахтерев как авангардный автор тоже не имел выхода к публике (в официальной литературе он работал как драматург), но с ним общались и знали его тексты такие поэты, как Владимир Эрль, Сергей Сигей, Ры Никонова, Борис Констриктор. В городе Херсоне жил радикальный авангардный поэт Василиск Гнедов, в 1913 году он выступил с поэмой, состоящей из одного чистого листа, она называлась «Поэма конца», входила в его книжку «Смерть искусству». С Гнедовым переписывался Сергей Сигей и впоследствии издавал его. Кроме того, нельзя сбрасывать со счетов, что в 50-60-е действуют поэты, связанные с авангардом: Николай Асеев (1889-1963), Семен Кирсанов (1906-1972), Борис Пастернак (1890-1960), Илья Сельвинский (1899-1968). Их пример, а в некоторых случаях и непосредственная поддержка сыграли определенную роль в продолжении авангардной линии в русской поэзии.
Таким образом, можно говорить о том, что в Советском Союзе 1960-х годов еще оставались люди, которые могли непосредственно передать новым авторам собственный опыт. Однако, в отличие от своих западных ровесников, наиболее радикальные авторы в Советском Союзе не могли выступать открыто. Поэты и художники, которые занимались экспериментом в искусстве, оказались в оппозиции к художественным вкусам власти. Их действия не были протестом как таковым, они занимались просто искусством. Но те, кто контролировал доступ к печатному станку, средствам массовой информации, старались всячески ограничить этот доступ.
В результате все публикации Владимира Казакова (1938-1988) были осуществлены на Западе, в основном в Германии, где выходили его книги на русском языке и переводы на немецкий. Геннадий Айги (1934-2006) также печатался в Германии, Франции, а в начале 60-х годов – в Польше и Чехословакии. Елизавета Мнацаканова (р.1922) – музыкант, поэтесса и художница – в 1975 году эмигрировала в Австрию и только здесь начала выступать и печатать свои произведения. Она выступала, в частности, вместе с австрийскими поэтами Хансом Артманом и Герхадом Рюмом и переводила их стихи на русский. Впрочем, Мнацаканова в своем C.V. специально оговаривает свое нежелание публиковаться в период ее жизни в Москве. Валерий Шерстяной (р.1950), будучи студентом факультета романо-германской филологии Кубанского университета (г. Краснодар), женился на немецкой студентке и переехал в 1979 году в ГДР, и вся его карьера визуального и звучарного поэта складывалась в Германии. Вскоре после приезда он познакомился с жившим в ГДР художником и мыслителем Карлфридрихом Клаусом, который оказал на Шерстяного большое влияние. Впоследствии он установил контакты с рядом западных экспериментальных поэтов, переписывался с ними, был под наблюдением секретной службы Штази. И после падения Берлинской стены Шерстяной активно действует в немецкой экспериментальной поэзии, кроме того он пропагандирует и русский авангард. Довольно рано эмигрировал во Францию поэт и художник Алексей Хвостенко (1940-2004), развивавший традиции заумников и дадаистов и организовавший в Ленинграде группу «Верпа», близкую традициям ОБЭРИУ.
Ры Никонова (1942-2014) и Сергей Сигей (1947-2014) начинали совместную деятельность еще в Свердловске («Уктусская школа»), затем жили в городе Ейске на берегу Азовского моря и там выпускали самиздатский журнал «Транспонанс», в котором печатали как старый, так и новый авангард, этот журнал выходил тиражом пять экземпляров и имел круг читателей, состоящий из самих литераторов и художников. Организатор группы «Хеленукты» Владимир Эрль (р.1947), Борис Констриктор (р.1950), Борис Кудряков (1946-2005) печатались в этом журнале, а также в ленинградских самиздатских журналах.
В городе Казани еще в 50-е годы Константин Кедров (р. 1942) и поэты его круга Елена Кацюба, Лоренс Блинов заявляют о себе как авторы авангардного направления. Однако в тех условиях их устремления не получают поддержки, публикационные дебюты этих поэтов состоялись с большим опозданием, уже в 80-е годы.
В городе Тамбове автор этих строк с 1960-х годов занимался изучением русского и зарубежного авангарда, работал над театрализацией авангардных текстов и в начале 80-х годов создал студию, в которой особое внимание уделялось литературному эксперименту. И в дальнейшем образовал Академию Зауми (АЗ), объединив неоавангардных авторов и исследователей, живущих как в России, так и за рубежом.
В то же время нельзя не отметить, что несколько авторов, дебютировавших во второй половине 50-х годов, пробились в печать и даже смогли завоевать определенное положение.
Это прежде всего Андрей Вознесенский (1933-2010), успешно соединявший некоторые принципы авангардной поэтики с традиционным письмом и находивший возможности представлять даже образцы визуальной, конкретной и звуковой поэзии. Неслучайно Андрей Вознесенский становится центром притяжения для многих из тех, кто искал новые пути в поэзии. В Ленинграде таким центром притяжения был Виктор Соснора (1936-2019). Поддержанный в начале пути бывшим футуристом и соратником Маяковского Николаем Асеевым, Соснора, по сравнению с Вознесенским, печатался дозированно. Однако его публикации имели весьма существенное значение для молодых авторов. Целый ряд новых поэтов, сумевших заявить о себе еще в конце 70-х-начале 80-х годов, были как раз ориентированы на этих поэтов, а некоторые и были с ними в знакомстве. Прежде всего это круг, условно говоря, метафористов (Алексей Парщиков, Александр Еременко, Иван Жданов, Сергей Соловьев, Илья Кутик и поддержавший их на самом первом этапе Константин Кедров, разработавший теорию метаметафоры).
В конце 1970-х годов был возобновлен основанный еще Горьким журнал «Литературная учеба», где были напечатаны нестандартные тексты некоторых авторов.
Но в целом 60-е, 70-е и начало 80-х годов в бывшем СССР для большинства авторов авангардного направления оказались подпольными, эти годы проходили под знаком восстановления классического авангарда и поиска собственных путей.

О новых возможностях.
Когда во второй половине 80-х годов появилась возможность для более широких устных выступлений и публикаций, то оказалось, что в России существуют авторы, занимающиеся визуальной, звучарной, комбинаторной поэзией, работающие с различными техниками письма.
С 1989 года в США начинает выходить альманах русской экспериментальной поэзии «Черновик», который издает на собственные средства поэт-эмигрант Александр Очеретянский (р.1946). Долгое время этот альманах оставался уникальным полем для эксперимента, главным образом в области визуализации текста и так называемой смешанной техники. С середины 90-х годов альманах печатается то в Москве, то в Киеве, попадает в разные города, оказывая таким образом некоторое влияние на общую художественную атмосферу. В последнее время «Черновик» представлен также в интернете.
С 1995 года поэты Елена Кацюба и Константин Кедров стали издавать в Москве «Журнал Поэтов», ориентированный в том числе на комбинаторную поэтику – палиндром, анаграмму, визуальные формы. Константин Кедров еще раньше организовал группу ДООС («Добровольное общество охраны стрекоз», где стрекоза выступает аналогом художника). Эта группа регулярно проводит акции с презентацией поэтического поиска. Сейчас существует издательство ДООС, которым руководит поэтесса, издатель и культуртрегер Маргарита Аль.
В Ейске Сергей Сигей и Ры Никонова со второй половины 80-х годов организуют ряд собственных выступлений, а также международные выставки мэйл-арта и визуальной поэзии, изредка они выступают в Петербурге, Москве и других городах.
В Тамбове 80-90-е годы прошли под знаком действий Академии Зауми (об этом будет сказано позже).
С начала 90-х годов в Москве выходит журнал «Новое литературное обозрение», который смог показать многое из того экспериментального, что делалось на протяжении 60-90-х годов.
В начале двухтысячных появился журнал «Футурум-арт», который также обращается к авангардным практикам – как прошлого, так и настоящего. Основатель журнала – поэт и филолог Евгений Степанов вскоре выдвинул еще несколько проектов: журналы «Дети Ра», «Зинзивер», в которых также стал публиковать авангардных авторов. Он же издавал журнал «Другие», посвященный визуальной поэзии. Журналы «Акт» и «Словолов», учитывающие авангардный поиск, выпускали в Петербурге известные деятели ленинградского андеграунда Тамара Буковская и Валерий Мишин. Выразительные издательские и перформативные акции постоянно предпринимает в Петербурге известный поэт-полифоносемантист Александр Горнон.
В 1990-2000-е годы выходят книги Геннадия Айги, Владимира Казакова, Елизаветы Мнацакановой, Генриха Сапгира, Игоря Холина, Владимира Эрля, Бориса Констриктора, Сергея Сигея, Ры Никоновой, Алексея Хвостенко, Дмитрия Авалиани, Анны Альчук, Елены Кацюбы, Константина Кедрова, Татьяны Михайловской, Александра Очеретянского, Светы Литвак, Веры Сажиной, Натальи Азаровой, Арсена Мирзаева, Александра Горнона, Сергея Бирюкова, Александра Федулова, Евгения Харитонова, Михаила Вяткина, Бориса Гринберга, Евгения Степанова, Тамары Буковской, Валерия Мишина, Алексея Шепелёва, Дениса Безносова, Валерия Кислова, Петра Казарновского…
Кроме того, в России вышло несколько антологий, репрезентирующих русский и мировой опыт авангардных практик (см. Литературу). При этом даже из исторического авангарда далеко не все восстановлено. Например, только в прошлом году вышел солидный том сочинений Василиска Гнедова (1890-1978) и буквально только что, в этом году, собрание произведений, сопровождаемое исследованиями радикального поэта-конструктивиста 1920-х годов А.Н.Чичерина (1889-1960). Есть и уникальный случай Георгия Спешнева (1912-1987), жившего на Урале и не напечатавшего при жизни ни строки. Все подробности здесь:
https://speshnev.wordpress.com/

Векторы Академии Зауми.
Неоавангард 60-90-2000-х годов стремится к обновлению формы, при этом не выдвигая социальных претензий. Неоавангардисты как бы даже презирают социальность, они хотят быть просто художниками, которые возделывают поле художества и пытаются его всячески расширить. Например, переход к визуальности диктуется не только тем, что визуальные поэты часто еще и художники (как Мнацаканова, Ры Никонова, Сергей Сигей), но и расширением территории поэзии. Принцип авангардистской экспансии остается, но он направлен только на частную сферу искусства. Более того, необходимо отметить такой факт: репрессии против раннего авангарда, провал социализма в СССР, запрет на эксперимент и вынужденное подпольное существование – все это переориентировало неоавангард. В отличие от авангардистов начала века, неоавангардисты сосредоточились на чистом искусстве, их выступления проходили не на открытой публике, а среди своих – на квартирах (так было в Москве и Ленинграде), однако открытые выступления проходили в Тамбове в 60-70-е и особенно в 80-е годы. Общее творческое оживление и мощное восстановление и возвращение литературных имен и произведений во второй половине 80-х и в 90-е годы способствовали подъему в том числе и авангардной линии. Но наиболее радикальные авторы даже на этом фоне подъема долгое время оставались малоизвестными.
Однако в этот период была образована Академия Зауми, под знаком которой мы проводили конференции и фестивали, растормаживая творческие процессы не только в городе Тамбове, но и оказывая воздействие на другие города, в том числе на Москву и Петербург. Мы взяли за основу три важнейших принципа авангардизма, которые можно обозначить тремя »э»: эксперимент, экстравертность, экспансия.
Как уже говорилось, еще в 1981 году я создал при областном Доме работников просвещения студию «Слово», в которой возрождал линию авангардного поиска в искусстве. Эта студия состояла в основном из молодых людей, пишущих стихи и прозу, которых я последовательно знакомил с историческим авангардом и помогал каждому из них найти свой путь эксперимента. Наши выступления в Тамбове еще в советское время проходили на грани скандала. Публика, не имевшая опыта общения с необычными формами поэзии, иногда реагировала отрицательно. Впрочем, такая реакция публики как бы запрограммирована самим авангардным искусством.
В 1985 году нам с некоторым трудом удалось провести несколько акций, посвященных 100-летию крупнейшего русского поэта ХХ века поэта Велимира Хлебникова. Но уже в конце 80-х годов мы провели серию акций, посвященных русскому и мировому поэтическому авангарду. В 1990 году мы переименовали студию в «АЗ» и объявили о создании Академии Зауми, а также о Международной Отметине имени отца русского футуризма Давида Бурлюка.
На публике мы отрабатывали новые приемы чтения авангардной поэзии. Мы втягивали зрительный зал в полемику, подвигая задуматься о множественности граней поэзии. В дальнейшем, когда я стал преподавать лингвистику и поэтику в Тамбовском университете, действия Академии Зауми переместились на университетскую территорию. Таким образом я пытался внести элементы авангардизма в педагогику и вообще в университетскую художественную жизнь. Несколько номеров университетской газеты вышли под знаком Академии Зауми, мы провели серию перформансов с участием авангардных авторов из Москвы и других городов и стран.
Это была попытка восстановления в правах важного для обновления искусства художественного движения. Мне казалось в то время, что с помощью алогичного, нарушающего границы между жанрами и видами искусства можно преодолеть абсурд так называемой реальности. Мы хотели внести в этот трудно меняющийся мир новые краски, динамику активного художественного действия.
Название – Академия Зауми – было оксюмороном (подобно «горячему снегу»), ведь заумное, алогичное, аграмматическое искусство по своей природе антиакадемично. Но это другая Академия – не застывшая, рутинная организация, способная фиксировать лишь уже отжившее, а особая динамическая институция, развивающая незавершенные проекты исторического авангарда и выдвигающая новые. Сама Академия Зауми стала таким новым проектом. С одной стороны, она объединила в себе все направления исторического авангарда, с другой – она объединила современных неоавангардистов, а также исследователей, переводчиков, издателей независимо от места их проживания.
Сотрудничая с ветеранами неоавангарда и совсем молодыми авторами, многие из которых были моими студентами, я пришел к выводу, что мы создаем особый гипертекст во времени. Мы работаем с текстами разных лет ХХ века, обращаемся к другим векам, находя в них предшественников и создаем собственные тексты. Выстраивается цепь текстов, фигуры текстов. Мы пробовали представлять эти переплетения текстов в совместных перформансах и публикациях. Наконец я объединил ряд таких переплетений в книгах «Зевгма» (1994), «Поэзия русского авангарда» (2001), «Року укор» (2003), а также в русско-немецкой антологии современной поэзии »Диапазон» (2005) и «Альманахе Академии Зауми» (2007).
Первая книга объединила в себе черты антологии, сборника теоретических эссе и диалогов, словаря, библиографического справочника, учебника. Вторая книга была построена в виде театрального действия. Эта фиксация текстов в книгах не отменила их живого движения, а напротив – стала стимулом для других авторов, которые впервые увидели, что поэзия воплощается не только в форме стандартных строф-кирпичиков. Третья книга расширяла, корректировала и существенно дополняла первую. Четвертая показывала грани современного поиска в русско-немецком контексте. Пятая – подводила некоторые итоги и расширяла международный контекст (в Альманахе участвовали авторы из Бельгии, Болгарии, Германии, Дании, Молдавии, Украины, Чили).
Таким образом, можно определить ведущее направление старшего поколения неоавангардистов – это расширение художественного пространства. Визуализация, эксперименты со звуком (саунд-поэзия), возрождение заумной поэзии, рукописных книг, представление поэтического на публике, осознание тела как поэтического объекта (поэтический перформанс). В дополнение к этому некоторые авангардисты занимаются просветительством – изданием архивных материалов раннего авангарда, переизданием книг, пишут популяризаторские статьи и научные исследования и т.д.
Почти за 30 лет деятельности Академия Зауми неоднократно выступала инициатором самых разных акций, соединяя академизм с акционизмом в духе футуризма и ДАДА. Так, в 90-е годы АЗ совместно с кафедрой русского языка Тамбовского государственного университета имени Державина провела серию международных научных конференций, включающих поэтические акции авангардного направления. Серия публикаций АЗ состоялась в конференционных сборниках, а также в журналах «Кредо», «Волга», «Новое литературное обозрение». В те же годы ряд членов АЗ принимали участие в различных международных конференциях и фестивалях в Польше, Финляндии, Канаде, России. Особенно активно шло взаимодействие тамбовских и петербургских авангардистов – несколько совместных акций прошло на сценах Москвы и Петербурга.
В 2003 году члены АЗ Анна Альчук, Наталья Фатеева и автор этих строк организовали в Москве, в Институте русского языка, конференцию-фестиваль с участием ведущих авангардных поэтов и исследователей современного и исторического авангарда. Это было наиболее крупное и яркое событие, завершившееся выпуском объемного тома исследований и поэтических текстов.
В 2004 году на Берлинском поэтическом фестивале состоялась историческая встреча одного из основателей немецкой конкретной поэзии Ойгена Гомрингера с немецкими и русскими современными экспериментальными поэтами. В вечере, названном по заглавию книги автора этих строк «Ja ja, Da da…», наряду с Гомрингером участвовали Хартмут Андручюк, Фридрих Блок, Валерий Шерстяной, Дмитрий Булатов и ваш покорный слуга.
В 2005 году вышел специальный выпуск известного международного славистского журнала «Russian Literature», полностью посвященный современному русскому авангарду. В этом же году вышла также подготовленная нами, уже упоминавшаяся антология современной немецкой и русской поэзии «Диапазон», ориентированная прежде всего на представление поэтических новаций. Премьера книги состоялась на Московском биеннале поэтов, где наряду с русскими авторами участвовали немецкие – Моника Ринк, Герхард Фалькнер, Хендрик Джексон и Штефан Поп. Еще одна презентация состоялась несколько позже в Берлине. Серия акций, посвященных немецкому и русскому авангарду, была проведена при участии Института Гете в Москве, Самаре, Саратове и Ростове-на-Дону.
Расширяя международное сотрудничество, автор этих строк в 2005 году на поэтическом фестивале в Македонии вместе со своими коллегами образовал группу звучарных поэтов «ДАстругистенДА» в составе: Питер Во (Англия/Австрия), Филип Меерсман (Бельгия), Сергей Бирюков (Россия/Германия). Позднее к нам присоединились бельгийский поэт Ливен Веркаутер и эстонский Яан Малин.
Эта группа действует до сих пор, принимая участие в различных фестивалях и акциях. В частности, группа в 2009 году была специальным гостем на первом Европейском фестивале Slam-poеtry в Берлине.
Начиная с 2008 года, АЗ инициировала и проводит акции в честь 100-летия мирового авангардного движения. Такие представления прошли в Тамбове, Москве, Петербурге, Берлине, Лейпциге, Галле, Штутгарте, Париже, Генте, Будапеште, Вене, Трире, Турине, Риме, Токио, Бухаресте, Брюсселе, Антверпене, Коктебеле, Минске, Киеве, Иркутске, Пскове, Красноярске, Калуге, Самаре, Нижнем Новгороде, Чебоксарах.
Помимо этого в Москве было организовано несколько фестивалей комбинаторной и авангардной поэзии, а также звучарной поэзии (куратор – член АЗ Евгений Харитонов).
Все эти действия в значительной мере активизировали авангардный сегмент современной поэзии. Возникла необходимость нового издания, которое могло бы представлять наиболее радикальные поэтические поиски. И такое издание – интернет-журнал «Другое полушарие» –было инициировано в Москве поэтом Евгением Харитоновым. Журнал представляет в основном поэзию, но также своеобразную «другую» драматургию, публикует поэтологические материалы. Поэзия здесь представлена во всех проявлениях: вербальном, визуальном, звуковом. Это единственный в России журнал, представляющий звучарную поэзию, то есть не только чтение стихов, но и различные эксперименты со звучанием голоса, использованием электроники. За эти годы журнал структурировал то поле русской поэзии, в котором ведется интенсивный поиск. »Другое полушарие» также активно контактирует с авторами из других стран, публикуя их тексты в переводах и оригиналах. Можно сказать, что здесь, в самом журнальном процессе-производстве, происходит своего рода апробация авангардных журнальных стратегий. На журнал можно выйти по адресу:
https://dr-polusharie.blogspot.com/2019/01/26-2019.html

Несколько слов в заключение.
Знакомство с немецким, австрийским, французским, канадским, фламандским, английским неоавангардом позволяет говорить о близости процессов, происходящих в словесном искусстве разных стран. Даже если нет прямых влияний, существует воздух эпохи. Идеи носятся в воздухе словно кометы. Улавливание таких комет, собственно, и составляет константу авангардного поиска.
С расширением медийного поля (радио, телевидение, интернет) произошло сужение поля для эксперимента. Это не парадокс, а закономерность. Медийные средства присвоили себе многие открытия авангарда. Поэтому задача современных авангардистов усложняется в необозначаемой пока степени!

Литература

Бирюков С.Е. Зевгма. Русская поэзия от маньеризма до постмодернизма. Москва: Наука, 1994.
Бирюков С.Е. Теория и практика русского поэтического авангарда. Тамбов: ТГУ им. Державина, 1998.
Бирюков С.Е. Поэзия русского авангарда. Москва: Изд-во Р. Элинина, 2001.
Бирюков С.Е. Року укор. Поэтические начала. Москва: Российский государственный гуманитарный университет, 2003.
Бирюков С.Е. Авангард: модули и векторы. Москва: Вест-Консалтинг, 2006.
Бирюков С.Е. Амплитуда авангарда. Москва: Совпадение, 2014.
Кедров К.А. Поэтический космос. Москва: Советский писатель, 1989.
Кедров К.А. Метаметафора. Москва: ДООС, 1999.
Диапазон. Антология современной немецкой и русской поэзии. / Под ред. Е. Пахомовой, С. Бирюкова, Х. Джексона, Б. Замеса, К. Кедрова. Москва: Университет Н. Нестеровой, 2005.
Поэзия русского футуризма. / Составление и подготовка текста В.Н.Альфонсова и С.Р. Красицкого. Санкт-Петербург: Академический проект, 1999.
Поэтика исканий, или Поиск поэтики. Материалы международной конференции-фестиваля »Поэтический язык рубежа ХХ-ХХI веков и современные литературные стратегии». / Редактор-составитель Н.А.Фатеева. Редакторы художественной части А.А.Альчук, С.Е. Бирюков. Москва: Институт русского языка РАН, 2004.
Русский Футуризм. Теория, практика, критика, воспоминания. / Составители: В.Н.Терехина, А.П. Зименков. Москва: Наследие, 1999.
Точка зрения: Визуальная поэзия: 90-е годы. / Составитель Дмитрий Булатов. Калининград: Симплиций, 1998.
Шмидт, Энрика. »Авангард есть авангард?» К вопросу о современном литературном авангарде // Canadian-American Slavic Studies, 36, No.4, 2002, P. 377-390.
Homo sonorus. Международная антология саунд-поэзии. / Составитель Дмитрий Булатов. Калининград: ГЦСИ, 2001.
Russian Literature LVII-III/IV, 2005. Special issue Contemporary Russian Avant-Garde. / Gast-red. Sergej Birjukov. Editor W.G.Weststeijn. Amsteradam.
Schmidt, Henrike. Poetische Grundlagenforschung. Die Poesie des russischen Dichters Sergej Birjukov // Sergej Birjukov. Ja ja, Da da oder Die Abschaffung des Artikels. Leipzig: Erata, 2004, S. 114-129.

Об авторе

Сергей Бирюков родился в 1950 году в деревне Торбеевка Тамбовской области. Поэт, критик, литературовед, переводчик, историк и теоретик авангарда, кандидат филологических наук, доктор культурологии, почетный профессор Тамбовского государственного университета имени Г.Р. Державина. Основатель и президент Международной Академии Зауми. Лауреат Второй Берлинской лирикспартакиады, Международной литературной премии имени А. Крученых, Всероссийской премии имени Ф.И.Тютчева «Русский путь», Международной премии «Писатель 21 века», удостоен титула «Посол поэзии» (Румыния). Член редколлегий журналов «Дети Ра», «Футурум-арт», «Журнал Поэтов» (Россия), «Езиков свят» (Болгария), соредактор литературно-исследовательского журнала «Другое полушарие».
С 1991 по 1998 годы преподавал в Тамбовском государственном университете, входил в Тамбовскую лингвистическую школу. В настоящее время преподает в университете имени Мартина Лютера в городе Галле (Германия). Как приглашенный профессор читал лекции и вел семинары в университетах России, Германии, Канады, Эстонии, Польши, Финляндии, Голландии, Сербии, Ирландии, Бельгии, Франции, Белоруссии, Румынии, Японии.
Организатор и режиссер цикла представлений «Из истории русского поэтического авангарда» и «Из истории мирового авангарда» (Тамбов, 1989-1990). Организатор серии международных конференций-фестивалей, посвященных историческому и современному авангарду (Тамбов, ТГУ имени Державина, 1993-1998), соорганизатор конференций по экспериментальной поэзии в Москве, Самаре, Берлине, Генте, редактор-составитель сборника «Поэтика русского авангарда» (Тамбов, 1993), приглашенный редактор специального выпуска журнала «Russian Literature» (Амстердам, 2005), консультант «Lexikona ruskych avantgard 20. Stoleti» (Прага, 2005), соиздатель, переводчик и редактор антологии современной русской и немецкой поэзии «Диапазон» (2005).
Соорганизатор Пушкинских чтений (2008-2009) и Ломоносовских чтений в Берлине (2011), а также ряда совместных русско-немецких, русско-бельгийских, русско-французских литературных проектов.
Соорганизатор ряда научных конференций в Москве, посвященных В. Хлебникову, А. Крученых, И. Терентьеву, С. Третьякову, движению ДАДА (совместно с Музеем Маяковского и Институтом мировой литературы РАН).
Автор поэтических композиций по произведениям Хлебникова, Маяковского, Крученых, Бурлюка, Кандинского, дадаистов, исполненных совместно с музыкантами Елизаветой Бирюковой, Сергеем Летовым, Кристофом Риттером.
В 2001 году основал в городе Галле студенческий авангардный театр DADAZ, осуществил десятки постановок на русском, немецком, сербском, польском языках.
Составитель книг (автор предисловий/послесловий) Хлебникова, Маяковского, Малевича, Крученых, Неола Рубина, Ладыгина. Автор книг и многочисленных публикаций, посвященных авангарду, в России и других странах, около 20 поэтических книг. Стихи переведены на 25 языков.

Рассказать о прочитанном в социальных сетях: