Слово за пределом. Стихи.

Андрей ПОЛОНСКИЙ | Поэзия

 

Слово за пределом. Стихи.

 

***

 

«В безумной больнице сад

Спасёт от слепящих сфер,

Сюда не достанет ад

И лично сам Люцифер», —

Сказал на Удельной мне

Один больной/небольной,

Волос его в огне,

Лик его неземной.

А в космосе штрих один,

Трубку курил на крыльце

Упитанный господин

С улыбочкой на лице.

Смотрел на малину в саду

Перезревшую — очень жаль,

Не успели в этом году

До конца собрать урожай.

Слишком спокойный год,

Империи гордый бег,

Совсем никаких забот,

Вот и ленится человек.

А мы в нашем мире штрих-ноль,

Открытом в другом окне,

На выход идём, домой,

И говорим о войне.

 

 

Слово за пределом

 

Есть ещё Слово за нашим пределом,

Есть ещё дело.

С каждым глаголом, робким и смелым,

Меняется тело.

Время ликует в твоём кровотоке

Ныне и присно.

Сок поцелуя прекрасен на вздохе

Так же, как выстрел.

Зорок и страшен следящий за нами

Всеведущий ворон.

И не укрыться от этого знанья

За разговором.

Не заслониться сиренью и туей,

Лепетом детским.

Ветер сметает, время взыскует

Слабых и дерзких.

Пляски и гимны, окрики, стоны,

Войны и страхи.

С досок старинных смотрят иконы,

Дорожные знаки.

 

 

***

 

На их стороне тысяча чужих слов,

Вызубренный урок.

На нашей — птица Боеголов,

Подставившая крыло.

 

Она кружи́т над их станом, они думают, откуда внезапная тень,

В смятении зажигают лампы и фонари.

На самом деле их день

Заканчивается у них внутри.

 

 

***

 

Дороги, дороги. На Карелию лёг туман,

Тысячи вариантов развития сюжета.

Судьба, говоришь? Просто кончилось лето.

Собирают тепло звериные норы и людские дома.

 

В этом году грибов — какое-то грибобесие,

Люди с полными вёдрами спрашивают друг у друга: «С банками-то у тебя как?»

Возможно, нарушилось равновесие,

Возможно, тревожный знак.

 

«Бог даёт, надо брать», — сообщает сосед Егоров.

Бог даёт, надо брать и Бога благодарить.

Сгущаются сумерки, и скоро

В деревнях загорятся жёлтые фонари.

 

 

***

 

Подошла странная, сказала: «Пойдём,

Не оплакивай время, это сущие пустяки».

Идёшь за ней через пригороды — в далёкий дом

На берегу реки.

 

В доме желтеют окна, синеет старенький телевизор, ходики тикают на столе,

Постель с металлической сеткой, на ней матрас.

Спокойной ночи! Мы ещё встретимся на земле

В следующий раз.

 

 

***

 

Лодочник правит длинным веслом,

Суров, разгневан,

Один путник говорит: «На правом берегу его дом»,

Другой: «Нет, на левом».

 

Лодку уносит куда-то вниз,

К морю, в туман,

В дельте совершенно другая жизнь

Обетованных стран.

 

Нет никакой возможности тем не менее

Справиться с пляшущей лодкой и неуязвимой тьмой,

Вернуться вверх по течению —

Домой.

 

 

***

 

Всякое отношение ты/я

Умирает при взрыве, то есть

Предельная концентрация бытия

Разрушает повесть

О том, как нежен он был с утра,

Как вечером горела свеча и стыл чай.

Конечно, мура,

Но как жаль

Кошачьего мур, её прищура,

Будильника, подпрыгивающего всякий раз,

Когда они просыпают. Пуля — дура.

Даже летящая мимо нас.

 

 

***

 

Будешь счастлив? Буду, если сумею.

У тебя гости, чужеродные существа,

Ползают, щекочут подмышки, шею,

От них тяжёлая голова.

Правда, я ничего не чувствую. Всё как было.

Читаю, слушаю музыку, играю в лото,

Вспомнил, вчера возлюбленная говорила,

Что-то не то

Происходит, когда она пытается танцевать, с первых тактов,

Не эротическая — другая волна,

Естественно, если разобраться — так то

В пятистах километрах отсюда идёт война.

Ничего удивительного, это давно знакомо,

Было уже в истории, здесь мы не дураки.

Посторонние существа, говоришь, у меня дома,

Растаскивают, говоришь, меня на куски.

На окне сидит мимимишная кошка,

Средства массовой информации распространяют ложь,

Потерпи, осталось совсем немножко,

Это ненадолго, только пока живёшь.

 

 

***

 

Тосковать по молодости, говорят, не тема,

И сейчас, говорят, вы совсем не с теми.

Когда-то у вас присутствовала система,

Но именно с ней вы особенно пролетели.

 

Ластятся по любому навешанные собаки,

Но и лаются между собой безбожно.

Куда надёжней захлебнуться в атаке,

Чем существовать осторожно.

 

 

***

 

Сохрани, Господь, ненавидящих нас,

Да не сгинут, несчастные, здесь и сейчас,

Захлебнувшись своей слюной.

Не отправятся в мир иной.

Пусть шагают до ветра, в кабак и в храм,

По местам заветным и по делам,

Не лишатся под бомбами очага и крова.

В общем, будут здоровы.

Все закончится. Каждому свой урок —

Кто был волк, кто ворон, а кто хорёк,

Где бессилие, где отвага…

Говорят, что случится итог и суд

И последней чаркой не обнесут.

То-то будет брага.

 

Об авторе:

Родился в 1958 году в Москве. Жил в Москве и в Ялте. С 2014 года живёт в Санкт-Петербурге.

Опубликовал более тысячи текстов в различных периодических изданиях в России и за рубежом, девять книг стихов, четыре – не стихов, несколько работ по русской истории.

Победитель слэма и финалист Григорьевской поэтической премии (2019). Состоит в девятой секции Союза писателей Санкт-Петербурга и ПЕН-клубе.

Рассказать о прочитанном в социальных сетях: