У меня к Тебе – одни вопросы…

Татьяна ЯРЫШКИНА | Стихи

 

У меня к Тебе –

одни вопросы…

 

***

 

Твердят, что от себя не убежишь

И самого себя не превозможешь,

Свои не переступишь рубежи.

А я все время лезу вон из кожи…

 

И как же тут не выйти из себя,

В который раз признав свое бессилье!

Но, собственную шкуру невзлюбя,

Я верю, что еще пробьются крылья…

 

Другим не видно, да и все равно,

Что в гонке дня и вечером за чаем,

Наедине с бессонницей – давно

Я лезу вон, из шкуры вырастая.

 

И чувствую: она и не моя,

Иначе бы мой дух не отвращала!

А дух расправит крылья – вырвусь я,

Свободу принимая как начало.

 

Последний день

 

Отчего-то стало весело вдруг.

Отчего-то приумолкла печаль.

День ли завтрашний желанен, как друг,

Со вчерашним ли расстаться не жаль…

 

Мне вчера хотелось быть не собой:

Было страшно оставаться никем.

Только лучше распрощаться с мечтой,

Что лица меня лишила совсем.

 

А назавтра у меня – ни мечты,

Ни какого-то чужого лица.

Важно чувствовать, что ты – это ты,

Если цель твоя – дойти до конца.

 

До конца, когда войду не скорбя

В день, которым замыкается круг.

В день последний обрету я – себя.

Оттого и стало весело вдруг.

 

 

***

 

Все, говорят, проходит…

Да нет, не все!

Что-то, утратив лицо, остается жить.

Эта безликость, чувствую, не спасет

От безысходности полной на дне души.

 

Что-то живет тем дольше, чем глубже дно;

Там погребенное, смотрит и дышит вверх.

Кажется, выжить сможет оно одно –

После всего и всякого.

После всех…

 

После меня останется не лицо –

Впрочем, лица-то и не было никогда.

Чтó оно есть такое, в конце концов?

То, что проходит.

Теряется без следа…

Если придет минута, когда душа

Вырвется и обнажит потайную суть, –

Так ли уж важно то, что часы спешат,

Годы проходят и времени не вернуть?..

Судьба и Суд

Теперь я просто жду.

Надежд не воскрешая

На то, что лучший день еще настанет мой.

Я жду – своей судьбы.

Она уже большая

И все решает так, как нужно ей самой.

Теперь понятно мне, что нужно ей немного.

Успеть бы убедить заранее меня:

Мол, грянет Судный день – так знай, осудят строго;

А лучшего не жди, мол, никакого дня.

Его я и не жду.

Ни лучшего, ни лучше

Хотя бы, чем вчера, сегодня… и всегда…

Я жду – своей судьбы.

Она меня научит,

Как встретить приговор грядущего Суда.

Привыкаю

Можно привыкнуть ночь проживать без сна.

Можно привыкнуть день проживать без хлеба.

Можно привыкнуть жизнь проживать без дна

И без покрова – между землей и небом.

Так и застыть в Пространстве меж двух огней,

Ни глубины, ни выси не постигая.

Непостижимость эта привычна мне,

Как недоступность Истины, Бога, рая…

Так и застыть во Времени – без огней

В прошлом и будущем, не находя в них смысла.

Их беспросветность так же привычна мне,

Как в настоящем – тьма.

Где вся жизнь зависла…

Так же висеть – не на персте ли Отца,

Промыслу не вверяясь душою грешной?

Я привыкаю вешаться без конца,

Дна под собою не чуя во тьме кромешной.

К ответу

У меня к Тебе – одни вопросы.

Ты с меня потребуешь – ответ.

Для ответа мне не хватит прозы:

Я привыкну думать как поэт.

Я привыкну думать, что стихами

Отвечать – поэта долг и честь.

Но грехи останутся грехами,

А душа – такой, какая есть.

И в душе останутся вопросы,

Жажда Истины и те грехи…

Я отвечу. Пусть не хватит прозы.

За себя ответят и стихи.

Праздник

Отмечу свое поражение как победу:

Опять наконец-то поем.

И посплю, возможно…

Такая беспечность, конечно же, будет ложной –

Но будет залогом того, что с ума не съеду.

Мне надо остаться в уме и в себе как дома.

И как подобает хозяину, встретить стойко

Свое поражение.

Было их в жизни столько,

Что мне – слава Богу – все это давно знакомо.

И я, выходя из квартиры, в себе останусь.

Дойду до любимой кафешки, займу там столик.

И нового опыта – что, как обычно, горек –

Отпраздную встречу, его принимая данность.

Сошествие

А с ума-то бывает нельзя не сойти,

Если выхода больше другого и нет.

Только тьма – позади, только тьма – впереди,

И умом невозможно уверовать в Свет.

Не хватает ума, как его ни напрячь:

Позади – только тьма, впереди – только тьма.

Но зачем-то ты видишь, зачем-то ты зряч.

От вопроса «зачем?» ты и сходишь с ума.

Это тоже не выход.

Зато это вход.

А вернее, уход. Он возможен вполне.

Ты уходишь туда, где твой ум не поймет,

Как душа приобщается к Свету во тьме.

Пятый угол

В четырех стенах запрусь, чтоб отыскать

Сокровенный пятый угол.

Там становится заклятая тоска –

Самой верною подругой.

Той заветною печалью, что меня

Очищает понемногу.

Света белого в порыве не кляня,

Учит, как молиться Богу.

Как, скорбя, за то прощения просить,

Что лукавый вновь попутал.

Учит верить, что спасительную нить

Бог протянет в пятый угол.

Слезы

Если я и плачу снова,

Слезы эти видишь только Ты.

Людям ничего такого

Не заметно из-за суеты.

Сколько суеты на свете,

Господи! Я знаю наперед:

Если кто-то вдруг заметит,

Смысла этих слез не разберет.

Ты – поймешь, и Твоего лишь

Я прошу прощения за то,

Что который раз позволишь

Не считаться с общей суетой.

 

Здесь чему еще и верят,

Так сухой, бесслезной злобе дня.

Только Ты по крайней мере

И слезам поверишь, и в меня.

 

 

***

 

Да, это только слова.

Всего лишь слова.

Так, сотрясение воздуха, звук пустой…

Разве не Сам Ты, Господи, мне даровал

Право – словами болеть как своей судьбой?

 

Впрочем, скорей не право – пожизненный долг.

Я исполняю: вынашиваю в себе

Столько отчаянных слов, что мой дух замолк,

Весь покорившись отчаянью как судьбе.

 

И немота его – вся от избытка слов.

И от избытка словам неподвластных чувств.

И, пораженный судьбою, мой дух готов

Логосу – как величайшему из искусств –

 

Самозабвенно служить.

Научи внимать,

Господи, Слову Единому Твоему,

Чтобы проникла в слова мои благодать.

Свято поверю, что Высшую Суть пойму.

 

Моя лира

Взыскующая лира не простит

Мне остановки, если я устану

Судьбу и душу растравлять, как рану,

Тревожа то и дело честь и стыд.

Еще не завершается судьба.

Душа вовек не знает завершенья –

К стыду ли, к чести ли…

И ей спасенья

И правды ищет лира, столь груба

И неискусна в пении своем:

Уже не до возвышенного слога.

У совести на службе, судит строго –

И не простит, пока мы с ней поем.

До самого до Страшного Суда.

И мой привычный долг – без остановки,

Ни на какие не идя уловки,

Терзать себя орудием труда.

Об авторе:

Родилась в городе Котласе Архангельской области. Публиковалась в литературных альманахах «Белый бор», «Перекличка» и «Невский альманах», журналах «Знай наших», «Арт», «Мир Севера», «Ротонда». Кроме того, подборка стихов была опубликована на сайте «Российский писатель». Автор стихотворных сборников «Дуэль» (2017) и «Верблюжьи мотивы» (2019). Стихи вошли в шорт-лист VI Международного литературного тютчевского конкурса «Мыслящий тростник» (2018).

Рассказать о прочитанном в социальных сетях: